Московское

admin / Май.24.2018. / Нет комментариев

#верь_в_мои_сказки

А теперь немного московской прозы. По сравнению с дистиллированным Питером она цветиста, но грязновата. Щедра на образы, суетлива, нагловата, зато права на все сто в пунктирной жизненности своих сказок.

Гостиница цирковых: сверкающий кондиционированный холл, а за хромированными зевами лифтов прячется главный аттракцион — машина времени. Нажми на кнопку “10”, и вот он, фокус: попадешь на 10 лет назад. Скрипучие половицы прячутся под вытертыми ковровыми дорожками, совдеповская обстановка наводит на мысли о детстве в пионерском лагере.
Зато вместо балкона в номере — выход на пожарную лестницу. Один шаг — и вот ты уже в отеле “Челси”: теперь ты богема, пей, кури и дурачься, потому что без этого искусство невозможно. Кстати, ты не одинок — с нижней площадки надрывается гитара, с верхней тянет ганджей. Выбирай, к кому идти в гости, или оставайся у себя, читай нараспев Бродского — любой выбор будет верным.

Уличные музыканты на Арбате. Стильно одеты, улыбаются приветливо, гладко гоняют по кругу с десяток песен Цоя. Играют без пауз, не оглядываясь друг на друга, а барабанщик явно на спидах, не меньше. Народу нравится: дно раскрытого чемодана сплошь устилают железо и скомканные сотни.
Чуть в стороне и в тени курит крыша. С одним сразу все ясно, типичный бандит из фильмов Балабанова: бритый затылок блестит на свету, в тон ему лоснится ткань спорткостюма.
Со вторым интересней: джинсы и белая рубашка, нелепо-артистичный кожаный пиджак, волосы убраны в хвост, старомодные темные очки аккуратно примостились на хищном, с горбинкой, носу. С этим мне не хочется встречаться взглядом.
Два года назад он подошел к уличным музыкантам, приветливо протянул руку: “Ребята, отлично играете”. Теперь они ночуют в подвале, запирающемся снаружи, а на работу их возят в микроавтобусе с непрозрачными стеклами.

Бомж с кожей сплошь синего цвета спит прямо на мостовой в толстовке “Bosco Russia”. Это Лубянка, здесь даже помойки завалены только лейбловым мусором.
Если бы я была фотографом, то этот мой кадр взял бы какую-нибудь премию. Я назову его “From Russia with love”.

Шагаем по вечерней Москве плечом к плечу, тесно переплетя руки. Мы молоды и пьяны, болтаем взахлеб и хохочем во все горло. Навстречу семенит кришнаит с дежурным томиком “Бхагавад Гиты” на продажу.
— Девушки, вы — пара?
Переглядываемся и, не сговариваясь, выпаливаем:
— Нет, мы ближе!
— Лучше!

Летим вперед сломя голову. Надо успеть забраться повыше, пока не догорел контровой свет, а в рюкзаке тихо плещется об стекло соломенно-ласковый вермут.
Грузный хиппи с жидкими дредами, в пончо цвета индиго, несётся наперерез, загодя раскрывает объятия пошире.
Я присматриваюсь и не могу понять: у него на лице густой загар, или это толстый слой дорожной пыли? Но то, что он накурен в тряпку — это без вариантов. Нет, приятель, с тобой таким я не стану обниматься.
— Девчонки, вы куда?
Лучезарно улыбаемся:
— На мост самоубийц!
— Айда с нами!
Хиппи кивает и с ходу подстраивается под наш летящий шаг. Он ковыляет рядом, дёргает себя за серьгу в ухе — деревянный контур Африки, под ним густо-алое потрепанное перо. Рассказывает, что уезжает в Либерию через пару недель, самый край — через месяц. Конечно, автостопом. Жить в палатке, не бояться доверять миру и далее по тексту.
Подходим к балке моста, с ходу перемахиваем невысокий забор, лезем вверх. Оглядываюсь:
— Эй, ну ты где там?
Наш спутник стоит, уперевшись животом в забор, медленно качает головой:
— Не-е-е, я пас. Был там уже, смотреть не на что.
Его лицо побледнело, и я вижу, что никакой это не загар, а обыкновенная грязь. Он неуверенно машет рукой, поворачивает прочь.
Эх, приятель, как же ты будешь справляться в Либерии?

Ну, вот мы и наверху. Небо оглушает кобальтовой синевой, но еще золотится по кромке. Ветер нагло толкает в грудь, ерошит волосы. Ветер свободы, от него хочется смеяться навзрыд. Хочется раскинуть руки и обнять весь мир.
Москва — вот она, прямо под ногами: дома, огни, несущиеся машины. Так близко и так бесконечно далеко.
Мы будем гулять по балкам моста, и сегодня нам не помешают ни опьянение, ни ветер. Ведь ничего плохого не случится, пока мы вместе, правда? Ведь для этого и нужны сестры, разве нет?
На секунду замираю в восторге:
— Ты только посмотри! И все это наше!
— Знаю. Давай руку.

#евасевер #eversever